Духовность. Культура. Ребенок 2004

"Духовность. Культура. Ребенок" март 2004 г.

«..Время сейчас трудное, но не надо бояться этого. В трудные времена ковался характер людей и иногда проявлялось самое хорошее. Бояться этого не нужно. Надо крепить в себе духовные основы, противопоставлять всем силам хаоса, озлобления, распада свою волю служению, готовности помочь друг другу. Это некий потоп, катастрофа, но вот тут-то и проявляется, кто чего стоит. И мы узнаем — чего мы стоим».
Отец А. Мень

Вначале хочу сказать несколько слов о своей работе, чтобы яснее было, почему я стал говорить на тему «Духовность, культура, ребенок».
Так как я большую часть своей жизни работаю с ребятами, так как я до сих пор очень хорошо помню и свое детство, и те ошибки, которые я допускал в юности и молодости, так как боль за будущее и настоящее всех ребят, которые сейчас рядом, не уходит из моего сердца — я пришел к такому выводу, что главное, ради чего стоит работать с детьми, главное, ради чего стоит жить, — это чувствовать себя счастливым человеком.
Когда тебе идет шестой десяток и ты ответственно начинаешь оглядываться на прошедшее, то понимаешь, что первое, с чего нужно начинать на этом пути, — нужно думать, задумываться, задавать себе и окружающим самые важные и главные вопросы! Учить этому детей.
Когда-то мой учитель — отец Александр Мень сказал: «Главное, чему нужно научить детей, — это мыслить, чувствовать и любить!».
Так вот, если начать с первого, то главными вопросами будут: «Кто ты, человек?!», «Зачем ты живешь на Земле?». И если действительно заставляешь себя искать ответ на эти отнюдь не праздные вопросы, то получается, что всем человек похож на животный мир. Как говорится, и кровью, и плотью оттуда. И даже по всем биологическим и психофизиологическим процессам на 90 % похож на таких симпатичных зверьков, как белые лабораторные крыски.
Но все-таки, откуда у нас самосознание, творчество, совесть, нравственность, бескорыстное служение высокой идее, иногда даже в ущерб самой жизни! Откуда у нас то, что отличает нас от животных, то, что называется ДУХОВНОСТЬЮ?!
Конечно, что бы мы сказали, если бы ласточки, вместо того, чтобы вить гнезда и кормить мошкарой птенцов, стали бы думать над смыслом жизни? Мы назвали бы это чудом! Но ведь подобным же чудом и является человек! ЧЕЛОВЕК — когда он являет собой ЛИЧНОСТЬ!
Ведь по-настоящему счастливой может стать только личность. Долгие-долгие годы главными мы считали слова народ, массы и совсем не задумывались над тем, что без драгоценнейшего дара личности эти хорошие понятия (народ, массы) становятся толпой, и даже хуже — стадом. А стадо можно повести куда угодно, хоть в пропасть...

Когда-то ведь написал очень хороший поэт Владимир Маяковский: «...голос единицы тоньше писка...». Но ведь никто, собравшись толпой, не напишет «Юнону и Авось», «Маленького принца», «Сикстинскую мадонну»...
Так мы и с детьми говорим: «Хотите понять, почему у вас не получается хороший «капустник», когда собирается компания из 20 ребят? Потому что талант­ливо пишут единицы, остальные только талантливо исполняют и дополняют каждый своим...»
Только личность в состоянии оценить надпись на древнем храме: «Познай самого себя». И великий Сократ учит — вот с этого начинается мудрость. Узнать себя, задуматься над главнейшим, невидимым и почувствовать сердцем, что правду мудрецы сказали: человек — это не только тело, есть еще и душа, и дух.
Тело мы знаем лучше всего, оно видимо. Мы любим его, холим, заботимся о его красоте. Но как важно, особенно в юные годы, твердо знать, что идти на поводу у его желаний и исполнять все его прихоти — опасно, смертельно опасно! Тело нужно как пса держать на крепкой цепи. А то сорвется и искусает...
А душа? Сколько тайн она хранит! Это тончайшая субстанция — наша психика, она стоит на границе мира видимого (тела) и невидимого.
По-своему душа есть у каждого животного и даже растения. Ведь кошечки и собачки, даже одинаковой породы, так не похожи друг на друга, у каждого свой характер!
А цветы? Ведь люди знают примеры, когда они цветут пышным цветом, если хозяин влюблен... и неожиданно вянут, если в доме беда...
Но счастлив (опять о счастье мы говорим) только тот человек, который узнал, что самой высшей ценностью, составляющей Homo sapiens, есть Дух! Он должен быть главным, а значит подчинять себе и психику и тело! Только так человек становится Человеком, только тогда личность развивается гармонично, если соблюдена эта иерархия ценностей. Над всем возвышается Дух — тот, что делает из нас Человека, что отличает нас от братьев-животных. Ведь все животные нуждаются в тепле, пище и жилище, всем им необходима борьба за свою территорию... Ведь все людские войны так напоминают нам сражения за место под Солнцем, за источники еды и питья...
Но разве к этому ты призван, человек, и маленький человек ­— подросток?! Мудрые отцы приводили замечательно яркий пример, сравнивая дух личности со всадником, а тело — с конем. Только всадник, понимая куда и зачем едет, может правильно вести коня: и подгонять, и дать еду, отдых... Но беда, если конь необузданный, понесет своего легкомысленного хозяина, покалечит сильно, хоть бы живым остался...
Только сейчас, поставив, наконец, понятие духовности во главу угла, можно начинать говорить о таком понятии, которое вырастает из него, которое ярчайшим образом характеризует и являет духовность конкретного человека — это его ТВОРЧЕСТВО.
Мне очень близка эта тема, как актеру, как режиссеру, и творческая атмосфера мне знакома с детства. Я понимаю, творение — это создание чего-то нового.
Если бобер строит хатку и ласточка вьет гнездо, то они всегда это делают так, как делали их предки сотни и тысячи лет назад... Они повторяют! Здесь нет индивидуальности, личного творчества.
Творит только человек: у него есть дух, а значит — совесть, мудрость, стремление к высшему, ощущение добра и зла, умение отличать одно от другого... Конечно, человек может в своем творчестве найти и источник для гордыни, может своим искусством культивировать и пропагандировать вещи соблазнительные (и даже демонические!), таких примеров множество — они налицо! Но ведь в том и дело, что есть духовность, а значит, бывает и творчество со знаком «минус», несущее в себе темное, искушающее. Это надо четко понимать и отличать! Как, скажите? По каким критериям? Это ведь не так просто, как кажется на первый взгляд...
Но если приучаться (и приучать к этому детей), прислушиваться к себе (если, образно говоря, «у сердца вырастить уши»), то можно определить, что после вот этого спектакля, после светлых слез очищения, после сопричастности радости на душе еще несколько дней светло и спокойно... А вот после посещения другого (спектакля, концерта, фильма) в душе просыпаются сильные греховные влечения, смятение и похоть или гнев и агрессия, желание все разрушить... То сравнивать и определяться уже можно. Опять это урок — мы учимся мыслить и чувствовать! Мы осознали и приняли мысль О. Уайльда: «Благо, даруемое нам искусством, не в том, чему мы научаемся, а в том, какими мы благодаря ему становимся».
Каждый мастер, художник «выносит из своего сокровища то, что имеет...»! И мы, каждый, выносим людям сокровище своего сердца, свое восприятие мира. Это наш диалог с людьми, когда все раскрыто, вся душа обнажена и выставлена «на продажу»... Воистину — «что имеем...»! Это трудно и может быть даже мучительно — выставить свое сердце напоказ... но ведь это делается с одной единственной целью — найти единомышленников, друзей, взаимопонимание... И мы, показывая свои спектакли, ищем отклик, и я сейчас говорю с вами тоже только ради этого. И не случайно, говоря о духовности, говорим: какого мы духа ищем!
Но ведь разговор все-таки о счастье, потому что нам сказано: «Блаженны (т. е. счастливы) нищие духом». Нищие — это те, кто просит, кто сознает, что не имеет, нуждается в нем и просит. И просит там, где всегда получит, у Того, кто сказал: «Просите и дано будет».
Для нас стремление к счастью — это гармония, красота, мир и покой души, это — благодарность, доверие, ответственность.
Нужно сейчас, может быть, пока еще есть время, четко понять важную вещь: по закону наследования каждый человек, каждый младенец приходит в мир с ростком добра и зла в своей природе. И в юные (особенно трудные) годы, если мы разбудим и разовьем страсти, снимем внутренние предохраняющие механизмы, может взорваться и личность, и общество, и государство, и цивилизация. Чем усердно и занимается массовая культура в лице телевидения, концертной деятельности, печати и прочее. С чем можно сравнить их воздействие на детское и юношеское сознание? Никакие уроки по христианской этике, факультативы в школе не перевесят завлекающего и разлагающего действия вседозволенности, цинизма, блуда и распущенности.
Согласно статистике 80% авиакатастроф совершается по причине т. н. «человеческого фактора», т. е. отсутствия самодисциплины и самоконтроля, отсут­ствия навыка к самоограничению, все того же низкого нравственного и культурного уровня летного состава и всех служб. Пока мы не научимся строить себя, мы не научимся строить ничего.
Культура — дело сложное, отсутствие культуры — дело страшное. Из нашей жизни исчезает категория людей, которых называют интеллигенция, которая дер­жала планку нравственности и духовности. Ведь интеллигентность — в особом качестве души. Она не передается по наследству, она не определяется профессией, не приобретается образованием. Это способ мироощущения. К сожалению, мы переживаем времена ХАМА! Времена антикультуры, которая расчеловечивает человека.
На нашей земле, где духовное начало всегда играло основополагающую роль, распад моральной сферы приобретает особую опасность. Нравственность выведена не только за рамки экономики и политики, но и за рамки образования и культурной жизни. А культурная жизнь, вернее то, что от нее остается, как бы выведена за рамки классической традиции.
Отдельный вопрос-проблема — почему в Харькове не задерживаются таланты, почему они здесь или задыхаются, или уезжают отсюда. Порядочный и совестливый человек не является героем нашего времени. Новая свобода в нашем обществе чаще всего трактуется как вседозволенность, как свобода разрушения всего того, что находится в рамках установленных законом норм и правил поведения человека. Свобода отрывается от совести, от морали. Пропагандируются литература и литераторы, порвавшие с ценностями гуманизма и просвещения.
В обществе, где перестают действовать элементарные нравственные нормы, невозможны ни демократия, ни цивилизованная экономика. В обществе, которое больно и физически, и морально, не может идти речь о какой-либо здравой, осмысленной политике.
Если сейчас, когда мы фактически находимся у самого края, не задуматься над этим, не предпринять конкретные шаги, начиная с себя, своей семьи, класса, коллектива, если не понять, что настоящая культура, как движение вверх, всегда требует усилия, что культура — это то, что изменяет нас, делает лучше, возделывает наши души, то все благополучно сгниет и развалится. Надо поставить истину на ноги — не спрос определяет предложение, а яркое, убедительное предложение во многом определяет спрос. А ведь на президента и правительство можно не кивать, они издали указ «О развитии духовности» еще в 1998 году. Кто виноват, что некому его исполнять? Где тот человек, который является голосом совести нашей страны? Где те лидеры, хоть единицы, кто займется тяжелейшим и неблагодарнейшим делом — менять ценностные ориентиры в обществе. Ведь смотрели и, уверен, обсуждали многие наши соотечественники такой шедевр истинной духовности, как фильм «Идиот» по роману Ф.М. Достоевского. Это те первые шаги, хоть и не нашего, но все-таки близкого и родного нам государства. Ведь культура единая, и Достоевский один, и христианство одно. Исторически подтверждено: человек, который растет в культурной атмосфере, атмосфере духовности, будет значительно полезнее своему обществу.
И теперь, сказав все это, можно начинать говорить о ребенке, потому что только тогда, когда сам набил множество шишек, когда за долгие годы воспитания детей понял, что сам ничему их научить не можешь, только тогда и рождается тот ПУТЬ, по которому можно идти вместе с ребятами. Воспитывать их — это воспитывать самого себя. Давайте посмотрим на слово «воспитание», корень — питание. Чем мы питаем свои и детские души? Ведь душа также нуждается в пище, не менее, чем тело... Приставка «вос» говорит о восполнении, постоянном пополнении питания жизненно необходимой пищей для души. Как и мудрое слово «образование». В корне — образ. Образ чего или, вернее, кого мы хотим нашим воспитанием увидеть?
Если спросить самих ребят, ответы будут, в общем, похожими, они видят себя преуспевающими бизнесменами, топ-моделями и киногероями... И ведь грустно и больно оттого, что это мы, взрослые, виноваты в том, о чем пятнадцатилетняя девочка-подросток пишет в газету: «Что вы, взрослые, обвиняете нас в распущенности? Кто создает эти фильмы, которые мы смотрим, кто подумал о том, чем мы можем заниматься в свободное время, кто говорит одно, думает другое, а делает третье?»
Это мы, несчастные взрослые, не умеем просить прощения у своих детей, не знаем, что слово «блуд» означает не что иное, как «заблудиться» или свернуть с правильного пути! Не надо искать, кто виноват, — себя сечь надо! Учиться бы нам самим и учить ребят такому важному слову и понятию, как ПОКАЯНИЕ! Помнить о том, что именно с покаяния только и может вырасти счастье.
Любимый наш поэт и учитель Б. А. Чичибабин говорил, что только покаяние отличает свободного человека от раба. Раб всегда обижен: то время плохое, то правительство, то взяточники... Свободный человек всегда несет ответственность за все, что делается вокруг: и за преступления, и за беззакония, которые мы лично, может быть, не совершали. Но совесть-то подсказывает, что грех внутри нас есть, он передается, и кто знает, чем еще отзовется?
Взять сегодняшний день — мы можем сколько угодно говорить о рыночной экономике, но не можем говорить о рыночном обществе. Любому обществу необходимы какие-то общие ценности, которые бы обеспечивали внутреннее согласие. Иногда думаешь — то, как мы «живем», напоминает детскую игру «как будто» — мы как будто учимся, как будто лечимся, как будто приобщаемся к культуре, как будто работаем и как будто получаем зарплату, мы как будто говорим на украинском языке — мы КАК БУДТО живем. Человек (мы давно это знаем и видим) — давно уже формальная ценность. Может быть поэтому не помогают все наши реформы (экономические, политические...), потому что главное счастье все-таки зависит не от того, что вне нас, а от того, что внутри нас. Вот долгое время мы пытаемся изменить и улучшить то, что вне нас. Вот и имеем то, что имеем. Нельзя делить человека: сначала — материальное, затем — духовное. Нужно, хоть и поздновато, но подумать об этом...
Об этом были наши мысли, когда в 1997 году мы открывали детский духовно-воспитательный Центр в отдаленном районе Салтовки. Нашим девизом стали слова отца А. Меня: «Педагогика — это духовный подвиг».
Главным в нашей работе стало — приобщить самых обездоленных ребят города к различным видам творчества, забрать их с улицы, увлечь интересным делом... Но и этого оказалось мало — необходимо было нам самим проходить «Школу Любви». Мы осознали, что Любовь — это то главное, чего не хватает всем детям. Любой плохой поступок — это крик: «Мне не хватает любви!» Иногда надо было просто выслушать ребенка, иногда — помочь в конкретном деле. Мы заметили, что ребенок исключительно чуток к проблеме вечности, смерти, смысла — для чего все это.
В Центре было открыто до 15 секций творческого и прикладного направления. Вели прием медики, работал «секонд-хэнд», сформировалась многотысячная духовная библиотека, проводились праздники, творческие встречи... Но и это не все, и этого оказалось недостаточно. Очень важно показать детям, что в мире есть иные ценности, другая жизнь, более полная и счастливая... Точнее, понять нашу деятельность можно, только включив такое понятие, как атмосфера семьи и любви.
Набираясь опыта, мы осознали главное: не говорить о любви, а являть ее! Это тем сложнее, что главным принципом нашей работы было — полная благотворительность с нашей стороны, а также — все бесплатно для ребят.
Когда ребят стало до 200, работа расширилась: весной стали проводить духовные фестивали под девизом «Дух дышит, где хочет» (их было шесть), куда приглашаются детские коллективы нашего города, чье творчество окрашено светом духовности, и различные гости (большей частью — из Москвы, духовные дети отца Меня, творчески одаренные, яркие личности).
Летом, уже в седьмой раз, организовывали летний загородный лагерь «Ковчег», где в течение месяца жили-отдыхали 100 детей льготного контингента и одаренные ребята... «Лагерь» — это не наше слово, мы назвали «Ковчег» — наша дача, и живут там ребята семейками по 7—8 человек. Вся работа «Ковчега» организована мамами и папами ребят в свободное от основной работы время на деньги, выпрошенные, буквально, «с миру по нитке»! Большинство наших ребят из трудных, малоимущих, многодетных семей, дети-инвалиды.
Каждые 3—4 дня на нашу дачу приезжают «гости» — педагоги, люди творческих профессий — художники, композиторы, поэты. Приезжают каждый со своей программой для детей, т. к. наш «Ковчег» — это еще и творческая школа-мастерская! Приезжают к детям и священники.
А осенью, в ноябре, когда каждый год театр детей «Тимур» отмечает свой день рождения (уже 27 лет!), мы вспоминаем всех, кто в городе оказал детям реальную помощь, и тех, кто всю жизнь работал с детьми, служил для них, согревая теплом своей души и любовью. Поверьте! Таких людей не так уж и мало в нашем городе! Мы благодарим их и дарим медаль — почетный знак «Пробуждение».
И все это — только часть работы. Есть и гастроли, выступления в спецучреждениях, ежегодные Рождественские праздники для 17—20 тысяч зрителей.
Так проходит год, увеличивается наша радость, увеличиваются и трудности... Все бывает — и разочарования, и предательства, бывает, что вскрываются, обнаруживаются греховные склонности взрослых людей, такие грехи, которые делают полностью невозможной их работу с детьми... Мы стали более ответственными, более внимательными, да, пожалуй (не побоюсь этого слова), — более бдительными ко всем взрослым, которые хотели бы работать с детьми в нашем Центре... И это не недоверие — это опыт, который заставляет нас в каждом педагоге, желающем служить детям, на первое место ставить не профессионализм, а внутренние духовные и нравственные качества этого человека.
Соприкоснулись мы и с проблемами наркотиков, воровства... — со всем, наверное, что есть в нашем мире... В результате приходим к выводу, что мы берем на себя функции, которые должна выполнять семья. Сейчас семьи испытывают тяжелейший кризис, разрушены ее главные основы: нравственные и моральные принципы, ответственность родителей за судьбу и жизнь детей.
То, что мы пытаемся своей работой исправить, — это воздействие на следствие беды, когда так важно искоренять причину болезни. Если обратить внимание общества на внутренние, духовные проблемы личности, то не нужны будут новые дет­ские дома и центры временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей, которые также, в сущности, малорезультативны, о чем свидетельствует печальная статистика: 40 % выпускников школ-интернатов встанут на путь преступлений, 40 % — станут алкоголиками и наркоманами, 10 % — самовольно уйдут из жизни и только 10 % кое-как относительно приспособятся и устроятся в этом мире.
Но мы все-таки живы... И все-таки есть честные и любящие детей педагоги (детоводители), их немного, и они не всегда заметны, но они есть...
В трудные минуты на память приходит мысль: «Знание мое — пессимистично,  вера моя — оптимистична». Верой и держимся. И еще тем, что вырастают ребята, некоторые становятся помощниками в нашем деле. На них — особая надежда...

 

Использованы материалы из лекций отца А. Меня,
отцов церкви и «Литературной газеты», «Арт-мозаики».

 

 
top